Как шторм помполита проучил.

Автор
Опубликовано: 1845 дней назад ( 3 мая 2014)
Редактировалось: 2 раза — последний 4 мая 2014
+1
Голосов: 1
Вопреки здравому смыслу, я очень любил шторма. Стоя на верхней палубе, куда тоже долетали солёные брызги, я представлял себя старым морским волком, которому нипочём ни пронизывающий до костей ветер, ни сумасшедшая качка, как бортовая, так и килевая с носа на корму. Мы с боцманом закрепили всё оборудование, задраили все иллюминаторы, все смотровые и грузовые люки и теперь в ожидании обеда я решил подняться на шлюпочную палубу подышать свежим морским воздухом, таким пьяняще пряным и горько-солёным.
Надо сказать, что конструкция танкера ”Алексеевск” предусматривала две надстройки – кормовую, где располагались каюты механиков, рядового состава, камбуз, машинное отделение, и носовую, с рулевой рубкой, каютами для комсостава и кают-компанией. По этой причине буфетчице Ларисе приходилось четыре раза в день носить по переходному мостику с камбуза в кают-компанию еду для командиров. При спокойном море проблем, конечно же, не было, а вот когда начинался шторм, ей приходилось туговато. Несколько раз я предпринимал попытки помочь буфетчице в трудную минуту, но однажды был разоблачён и наказан первым помощником капитана или, по-другому, помощником по политической части.
Была такая должность в советские времена. Помполиты обладали такой большой властью, что даже иные капитаны предпочитали с ними не связываться, так как они могли всего лишь одним рапортом загубить всю карьеру. А наш, ко всему прочему, был редкостной дрянью. Что можно сказать о человеке, который постоянно ходил с недовольным выражением лица, ни с кем не общался по-человечески, а брезглив был настолько, что пельмени и вареники ел при помощи вилки и ножа, непременно обрезая слепленный вручную край!? Так вот, он установил такие правила, что ни один человек, кроме повара и буфетчицы не имел права даже прикасаться к посуде, в которой находилась пища. И никого не должно волновать, что на море шторм баллов шесть-семь. Мы с боцманом натягивали трос вдоль всего переходного мостика, бедная буфетчица пристёгивалась карабином страховочного пояса к тросу и, дрожа от страха больше, чем от холода и солёных брызг, должна была проходить это расстояние, не смотря ни на что.
В тот день шторм разыгрался не на шутку. В Охотском море в зимнее время это было в порядке вещей. Пол экипажа натурально лежало по каютам, страдая от качки, но ведь обед-то никто не отменял! Многострадальная Лариса, которая, к тому же, сама была подвержена морской болезни, всё не могла решиться ступить на переходной мостик. Она уже минут пятнадцать стояла, прижавшись спиной к надстройке, держа в руках огромную кастрюлю с горячей лапшой по-домашнему, и от бессилия плакала. После того, как Лариса ни коим образом не отреагировала на мои подбадривающие реплики, я решил, не обращая внимания на недовольно смотрящего на всю эту картину из иллюминатора помполита, спуститься вниз и пронести обед вместо неё. Но в это время, помполит, видимо уже изрядно проголодавшись, не выдержал и сам решил принять участие в процессе, набросил на себя брезентовый плащ, опоясался страховочным поясом и пошёл к кормовой надстройке. Ветер относил в сторону его раздражённые возгласы и поэтому я не имел счастья слышать, что именно он кричал ни в чём не повинной буфетчице. Отобрав у неё кастрюлю с лапшой, и ещё что-то прокричав ей прямо в лицо, он отправился в обратный путь.
Сыграла ли роль его нерасторопность, или же повлияло то, что он всё-таки не был настоящим моряком, а, может быть, его подвели раздражение и злость, но, пройдя примерно половину пути, наш помполит (к счастью, его имя навсегда утеряно для истории) со всего маху падает на спину и вся лапша, вся эта вкуснейшая куриная лапша, выливается прямо на него! Благо, лапша к тому времени немного остыла, а то бы не избежать ему страшных ожогов. Кастрюлю тут же смыло за борт, а незадачливый помполит, запутавшись в длинном брезентовом плаще, барахтался по скользкому от жирной лапши деревянному настилу переходного мостика и, то ли от страха, то ли из-за своего знаменитого раздражения, всё никак не мог подняться на ноги. Я бросился ему на помощь, но пока спускался вниз, он уже поднялся сам и, держась обеими руками за леера, поспешил убраться восвояси.
После этого случая (он тогда сильно ушиб копчик и слегка разбил голову), помполит разрешил мне, как заведующему продуктовым складом в самые сильные шторма помогать буфетчице. А сам впредь даже не предпринимал попыток выходить в шторм на открытую палубу.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.
Комментарии (4)
Amaru # 3 мая 2014 в 21:07 +1
rjach5 bravo5 bravo8
kuroy (Сергей) # 3 мая 2014 в 21:10 0
Натерпелись мы от этих помполитов-надсмотрщиков!..
0 # 4 мая 2014 в 09:22 +1
Мде, вот встречаются же такие люди, как этот помполит 1/ne2
kuroy (Сергей) # 4 мая 2014 в 10:26 0
Уж, да уж. Мало того, они встречаются и по сей день, смею вас заверить! Я-то уж думал, с того момента, как Союз канул в Лету, эта прослойка (даже классом их назвать западло!) так же рассосётся в культурных и менее культурных массах населения (уж простите, что так пренебрежительно отзываюсь об оных...), а они, аспиды, живучи оказались!
Спасибо, Евгений (подсмотрел ваше имя на страничке rjach01 ), что не прошли мимо и не остались равнодушны к моей писанине!
Может быть, подружимся? duet11

AndAliRa © copyright 2014. Дизайн и разработка сайта — супруги Радченко